Вы здесь

Обзор нормотворчества Тульской области в сфере профилактики экстремизма (по состоянию на 13.11.2018)

1. Введение.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 1 Шанхайской конвенции под экстремизмом понимается какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон. Данная Шанхайская конвенция в январе 2003 года была ратифицирована и с 29 марта того же года вступила в силу в Российской Федерации.

Экстремизм – острая проблема современности. Он все чаще проявляется в политической, экономической, социальной, религиозной и других сферах общественной жизни. В многообразии причин его обострения выделяются как общие, обусловленные социальными, экономическими, политическими факторами, так и специфические, связанные с конкретными условиями существования социальных групп.

Экстремизм, как прямая угроза конституционному строю, за достаточно короткий срок превратился в одну из главных проблем современной России. Его проявления достаточно разнообразны – от возбуждения гражданской ненависти или вражды до функционирования многочисленных незаконных вооруженных формирований, ставящих перед собой цели изменения конституционного строя Российской Федерации и нарушения ее территориальной целостности.

Современный российский экстремизм, составными элементами которого выступают нетерпимость, ксенофобия, национализм и фашизм, отрицая этническое и религиозное многообразие, составляющее важнейший фактор исторического развития России, угрожает безопасности общества (безопасному сосуществованию наций и социальных групп) и государства, нарушает права человека, препятствует достижению гражданского согласия, подрывает устои демократического и правового государства. Поскольку экстремизм все более отчетливо проявляется противоправными деяниями, он представляет особую опасность для личности, ведет к попранию прав и свобод человека, дестабилизирует жизнь общества.

Противодействие экстремизму в современный период требует от органов государственной власти всех уровней принятия решительных, эффективных мер и согласованных действий, направленных на профилактику, предупреждение и пресечение его проявлений в любых формах. Эта работа носит долгосрочный характер.

 

2. Анализ федерального законодательства.

Основным законом Российской Федерации - Конституцией, имеющей высшую юридическую силу и прямое действие, установлены запреты на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (часть 5 статьи 13), на любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (часть 2 статьи 19), пропаганду и агитацию такого превосходства (часть 2 статьи 29). Таким образом, Конституция Российской Федерации является основой создания и развития законодательства, направленного на противодействие экстремистской деятельности (экстремизму).

Основополагающим нормативным правовым актом, определяющим правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности, устанавливающим ответственность за ее осуществление, в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности Российской Федерации, является Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 данного Федерального закона под экстремистской деятельностью (экстремизмом) понимается:

- насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

- публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

- возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

- пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

- нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

- воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

- воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

- совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части 1 статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

- пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

- публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

- публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

- организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

- финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг.

Основными направлениями противодействия экстремистской деятельности, согласно ст. 3 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», является принятие профилактических мер, направленных на предупреждение   экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности, а также выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц.

Правовую основу регулирования вопросов в сфере противодействия экстремистской деятельности составляют иные федеральные законы, такие как:

- Уголовный кодекс Российской Федерации;

- Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации,

- Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации,

- Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях,

- Федеральный закон от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности»,

- Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»,

- Федеральный закон от 28.12.2010 № 390-ФЗ «О безопасности»,

- Федеральный закон от 06.03.2003 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»,

- Федеральный закон от 10.01.2003 № 3-ФЗ «О ратификации Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом»,

- Федеральный закон от 20.04.2006 № 56-ФЗ «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма»,

- Федеральный закон от 01.02.2013 № 3-ФЗ «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Евразийской группой по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма об условиях пребывания ее Секретариата на территории Российской Федерации»,

- Федеральный закон от 22.11.2016 № 390-ФЗ «О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом»,

- Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»,

- Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»,

- Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»,

- Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях»,

- Федеральный закон от 02.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»,

- Федеральный закон от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях»,

- Федеральный закон от 12.01.1996 № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»,

- Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»,

- Закон Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации»,

- Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»,

- Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и другие.

Указы Президента Российской Федерации:

- от 23.03.1995 № 310 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации»,

- от 13.09.2004 № 1167 «О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом»,

- от 13.10.2004 № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации»,

 - от 15.02.2006 № 116 «О мерах по противодействию терроризму»,

- от 06.09.2008 № 1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации»,

- от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции»,

- от 06.05.2011 № 590 «Вопросы Совета безопасности Российской Федерации»,

- от 26.07.2011 № 988 «О Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации»,

- от 07.05.2012 № 602 «Об обеспечении межнационального согласия»,

-от 05.06.2012 № 776 «О Совете при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям»,

- от 14.06.2012 № 851 «О порядке установления уровней террористической опасности, предусматривающих принятие дополнительных мер по обеспечению безопасности личности, общества и государства»,

- от 19.12.2012 № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года»,

- от 28.11.2014 № 737 «О компетентных органах Российской Федерации, предусмотренных Соглашением государств - участников Содружества Независимых Государств о сотрудничестве в материально-техническом обеспечении компетентных органов, осуществляющих борьбу с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма»,

- от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»,

- от 17.02.2016 № 64 «О некоторых вопросах Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации»,

- от 05.04.2016 № 157 «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации» и другие.

Постановления Правительства Российской Федерации:

- от 24.07.2000 № 551 «О военно-патриотических молодежных и детских объединениях»,

- от 11.11.2006 № 662 «Об источниках финансирования выплат денежного вознаграждения за содействие борьбе с терроризмом»,

- от 12.01.2007 № 6 «Об утверждении Правил осуществления социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористического акта, а также лиц, участвующих в борьбе с терроризмом»,

- от 06.06.2007 № 352 «О мерах по реализации Федерального закона «О противодействии терроризму»,

- от 21.02.2008 № 105 «О возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом»,

- от 13.03.2008 № 167 «О возмещении лицу, принимавшему участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом, стоимости утраченного или поврежденного имущества»,

- от 04.05.2008 № 333 «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму»,

- от 15.02.2011 № 73 «О некоторых мерах по совершенствованию подготовки проектной документации в части противодействия террористическим актам»,

- от 13.06.2012 № 582 «Об утверждении Правил организации и проведения проверок российских участников внешнеэкономической деятельности, осуществляющих внешнеэкономические операции с товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники либо при подготовке и (или) совершении террористических актов»,

- от 29.05.2014 № 492 «О квалификационных требованиях к специальным должностным лицам, ответственным за реализацию правил внутреннего контроля, а также требованиях к подготовке и обучению кадров, идентификации клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации»,

- от 06.08.2015 № 804 «Об утверждении Правил определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальных предпринимателей» и другие.

Нормы федеральных актов получили свое развитие в ведомственных нормативных правовых актах, в том числе в приказах:

- Министерства юстиции Российской Федерации от 22.07.2009 № 224 «Об утверждении Положения о Научно-консультативном совете при Министерстве юстиции Российской Федерации по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма»,

- Министерства юстиции Российской Федерации № 362, Министерства внутренних дел Российской Федерации № 810, Федеральной службы безопасности № 584 от 25.11.2010 «О взаимодействии Министерства юстиции Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службы безопасности Российской Федерации в целях повышения эффективности деятельности учреждений (подразделений), осуществляющих проведение исследований и экспертиз по делам, связанным с проявлением экстремизма»,

- Следственного комитета Российской Федерации от 12.07.2011 № 109 «О мерах по противодействию экстремистской деятельности»,

- Министерства регионального развития Российской Федерации от 14.10.2013 № 444 «Об утверждении Методических рекомендаций для органов государственной власти субъектов Российской Федерации о порядке выявления формирующихся конфликтов в сфере межнациональных отношений, их предупреждения и действиях, направленных на ликвидацию их последствий»,

- Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 21.03.2018 № 156 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о противодействии экстремистской деятельности» и другие.

Кроме того, следует отметить судебную практику Верховного Суда Российской Федерации в сфере профилактики экстремизма. Так, постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» сформулированы выводы, которые должны учитываться судами общей юрисдикции при рассмотрении уголовных дел экстремистской направленности. В данном постановлении особое внимание уделяется уточнению терминологии, применяемой судами при рассмотрении соответствующей категории дел. Так, приводятся определения таких понятий, как «публичные призывы к экстремисткой деятельности», «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды», «экстремистское сообщество», «руководство экстремистским сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями», «участие в экстремистском сообществе» и другие.

В постановлении Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2014 № 38-АД14-1 указано, что размещение на интернет-странице в социальной сети «Вконтакте» материалов, включенных в федеральный список материалов по признаку национального экстремизма, является административным правонарушением, предусмотренным статьей 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2014 по делу № АКПИ14-1292С украинские организации «Правый сектор», «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона», «Украинская повстанческая армия», «Тризуб им. Степана Бандеры», «Братство» признаны экстремистскими и их деятельность на территории Российской Федерации запрещена, поскольку на интернет-сайтах указанных организаций имеются общедоступные материалы, направленные на распространение радикальной украинской идеологии среди граждан России и побуждение их к совершению экстремистской и террористической деятельности.

В определении от 02.12.2015 № 19-АПГ15-11 Верховным Судом Российской Федерации признано экстремистским религиозное объединение последователей инглиизма в Ставропольском крае, поскольку деятельность данного объединения пропагандирует идеи расового превосходства, отказ от медицинского сопровождения, кроме того, одним из важнейших элементов символики объединения является солярный знак – свастика.

В решении от 20.04.2017 № АКПИ17-238 Верховным судом Российской Федерации ликвидирована Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации как экстремистская организация.

В апелляционном определении от 17.07.2017 № АПЛ17-216 Верховным Судом Российской Федерации установлено, что различные информационные материалы, распространяемые на территории Российской Федерации религиозной организацией «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и местными религиозными организациями Свидетелей Иеговы, входящими в ее структуру, признаны экстремистскими ввиду установления фактов наличия в них информации, возбуждающей религиозную рознь, пропагандирующей исключительность, превосходство и неполноценность граждан по признаку их отношения к религии.

Апелляционным определением от 13.07.2017 № 45-АПГ17-4 Верховным Судом Российской Федерации удовлетворено требование о ликвидации местной религиозной организации мусульман «Рахмат» г. Екатеринбург вследствие нарушения общественной безопасности и общественного порядка; действий, направленных на осуществление экстремистской деятельности; принуждений к разрушению семьи; посягательств на личность, права и свободы граждан.

В апелляционном определении от 12.10.2017 № 201-АПУ17-37 Верховным Судом Российской Федерации деятельность организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» признана экстремистской и террористической и в связи с чем запрещена.

Апелляционным определением от 13.02.2018 № 201-АПУ18-4 Верховным Судом Российской Федерации гражданин Халилов С.Р. признан виновным и осужден за: публичные призывы к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма; действия, направленные на возбуждение ненависти, вражды и унижение достоинства человека и группы лиц по признаку отношения к религии, совершенные публично; публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.

В апелляционном определении от 22.03.2018 № 201-АПУ18-12 Верховным Судом Российской Федерации гражданин Агаев К.А. признан виновным и осужден за публичное оправдание терроризма и за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, что выразилось в размещении им на своей странице в одной из социальных сетей с использованием мобильного телефона аудиозаписей содержащих высказывания, оправдывающие насильственные действия (совершение взрыва) в отношении врагов Аллаха; содержащих призывы к совершению враждебных действий в отношении группы лиц, выделенной по религиозному признаку.

В апелляционном определении от 25.04.2018 № 201-АПУ18-15 Верховным Судом Российской Федерации гражданин Пивкозак В.В. признан виновным и осужден за совершение с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды и унижение достоинства в отношении группы лиц, выделяемой по признакам национальности и отношения к религии; за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности с использованием информационно телекоммуникационной сети «Интернет» в отношении групп лиц, выделяемых по признакам национальности и отношения к религии; за публичное оправдание терроризма с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»; за незаконное приобретение и хранение взрывчатого вещества.

В постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 14.06.2018 № 17 «О некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве» отмечено, что по уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления. К такому имуществу могут относиться сотовые телефоны, персональные компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации, которые использовались им, в частности: для размещения в средствах массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетях текстовых, аудио-, видео- и других материалов, содержащих публичное оправдание терроризма и (или) призывы к террористической деятельности; для непосредственной подготовки к террористической деятельности (обучения в целях осуществления террористической деятельности; пропаганды и распространения запрещенной литературы террористической и экстремистской направленности и т.п.). Деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), подлежат конфискации на основании пункта «в» части 1 статьи 104.1 УК РФ независимо от их принадлежности.

В апелляционном определении от 13.09.2018 № 205-АПУ18-23 Верховным Судом Российской Федерации гражданин Дзейтов А.Б. признан виновным и осужден за публичное оправдание терроризма, а также за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Апелляционным определением от 19.09.2018 № 117-АПГ18-5 Верховным Судом Российской Федерации приостановлена деятельность Севастопольского регионального отделения Политической партии «Российский Объединенный Трудовой Фронт», в связи с тем, что гражданин Большаков В.В., являющийся одним из учредителей указанного регионального отделения партии, включен в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму.

Вопросы профилактики экстремизма неоднократно являлись предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации. Так, в определении от 17.06.2008 № 452-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Сахалинской областной Думы о проверке конституционности подпункта «а» пункта 2 статьи 21 и подпункта 51.1 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» Конституционным Судом Российской Федерации выражена позиция, согласно которой полномочия в области противодействия терроризму и экстремизму, возложенные на органы государственной власти субъектов Российской Федерации, то, как это прямо закреплено в подпункте 51.1 пункта 2 статьи 26.3 вышеуказанного Федерального закона, не касаются предметов ведения Российской Федерации и по своей юридической природе производны от конституционных функций субъектов Российской Федерации, закрепленных в качестве предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также предметов исключительного ведения субъектов Российской Федерации. Кроме того, в рассматриваемом определении Конституционный Суд Российской Федерации установил, что также не может рассматриваться как нарушение конституционных прав субъектов Российской Федерации и указание на осуществление органами государственной власти субъектов Российской Федерации полномочий в области противодействия терроризму и экстремизму самостоятельно за счет средств собственных бюджетов, поскольку при этом не исключается предоставление субъектам Российской Федерации при недостаточности у них собственных бюджетных ресурсов дополнительной финансовой помощи для реализации указанных полномочий в целях поддержания единства правопорядка и общественной безопасности на всей территории Российской Федерации.

В определении от 17.02.2015 № 347-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Синицына Михаила Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что положения пункта 1 статьи 1 Федерального закона № 114-ФЗ направлены на обеспечение межнационального мира и согласия, гармонизацию национальных (межэтнических) отношений, защиту прав и свобод других лиц, не порождают неопределенности в вопросе о его соответствии Конституции Российской Федерации и, следовательно, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в части возложения на правоприменительные органы чрезмерных полномочий по определению сходства того или иного символа с нацистским без учета контекста их использования.

В определении от 16.07.2015 № 1787-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы местной религиозной организации Свидетелей Иеговы в городе Биробиджане на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 1 и статей 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности Конституционный Суд Российской Федерации выразил правовую позиции, согласно которой признание судом того или иного информационного материала экстремистским не может основываться на субъективном восприятии такого информационного материала отдельными лицами, поскольку подобный вывод в силу требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации может быть сделан судом только при наличии достаточного количества доказательств после их всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования в судебном заседании.

В определении от 20.04.2017 № 906-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сергиенко Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и статьей 3.1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» исходит из того, что признание того или иного информационного материала экстремистским не может основываться на субъективном восприятии такого информационного материала отдельными лицами и что не могут быть признаны в качестве экстремистских материалов литературные памятники, вошедшие в историю и культуру того или иного народа, имевшие широкое распространение в соответствующую эпоху, являвшиеся предметом многократных научных исследований и цитирования и никогда не находившиеся под запретом как содержащие призывы к экстремизму и никогда не рассматривавшиеся как источник экстремистской идеологии. На это ориентирует и оспариваемая заявителем статья 3.1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», которая запрещает признавать экстремистскими материалами религиозные памятники (в том числе их содержание и цитаты из них), являющиеся основными источниками вероучения традиционных мировых религий - христианства, ислама, иудаизма и буддизма, которые играют особую роль в российском многоконфессиональном обществе. Аналогичный вывод содержится в определении Конституционного суда Российской Федерации от 28.02.2017 № 463-О.

 

3. Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере профилактики экстремизма.

В соответствии с п. «м» ст. 71 Конституции Российской Федерации вопросы безопасности отнесены к ведению Российской Федерации. При этом защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности согласно п. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В силу ч. 1 ст. 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

В то же время, пунктом 2 статьи 26.1 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» закреплено, что полномочия, осуществляемые органами государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, определяются Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, договорами о разграничении полномочий и соглашениями, а также законами субъектов Российской Федерации.

Согласно указанному Федеральному закону высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляет в пределах своих полномочий меры по реализации, обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина, охране собственности и общественного порядка, противодействию терроризму и экстремизму, борьбе с преступностью, а также меры по обеспечению государственных гарантий равенства прав, свобод и законных интересов человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств; предотвращению ограничения прав и дискриминации по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности; сохранению и развитию этнокультурного многообразия народов Российской Федерации, проживающих на территории субъекта Российской Федерации, их языков и культуры; защите прав национальных меньшинств; социальной и культурной адаптации мигрантов; профилактике межнациональных (межэтнических) конфликтов и обеспечению межнационального и межконфессионального согласия (подпункты «а» и «а.1» пункта 2 статьи 21 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ).

В силу положений статьи 26.3 вышеуказанного Федерального закона к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение:

- осуществления в пределах своих полномочий мер по обеспечению государственных гарантий равенства прав, свобод и законных интересов человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств, предотвращению любых форм ограничения прав и дискриминации по признакам расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности; разработки и реализации региональных программ государственной поддержки, сохранения и развития языков и культуры народов Российской Федерации, проживающих на территории субъекта Российской Федерации, осуществления иных мер, направленных на укрепление гражданского единства, межнационального и межконфессионального согласия, сохранение этнокультурного многообразия народов Российской Федерации, проживающих на территории субъекта Российской Федерации, защиту прав национальных меньшинств, социальную и культурную адаптацию мигрантов, профилактику межнациональных (межэтнических) конфликтов и обеспечение межнационального и межконфессионального согласия (подпункт 20.1 пункта 2);

- организации и осуществления на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению терроризма и экстремизма, минимизации их последствий, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации (подпункт 51.1 пункта 2).

Федеральным законом от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере профилактики экстремизма отнесено:

- осуществление в пределах своей компетенции в приоритетном порядке профилактических, в том числе воспитательных, пропагандистских мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности (статья 5);

- участие в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции (статья 4).

Частью 3 статьи 5 Федерального закона от 06.03.2003 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» органам государственной власти субъектов Российской Федерации предоставлено полномочие по осуществлению противодействия терроризму в пределах своих полномочий. Так, согласно статье 5.1 указанного Федерального закона  высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации):

1) организует реализацию государственной политики в области противодействия терроризму на территории субъекта Российской Федерации;

2) координирует деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации по профилактике терроризма, а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений;

3) организует деятельность сформированного по решению Президента Российской Федерации органа в составе представителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъекта Российской Федерации и иных лиц;

4) осуществляет иные полномочия по участию в профилактике терроризма, а также в минимизации и (или) ликвидации последствий его проявлений.

Высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации:

1) организует разработку и реализацию мер, а также государственных программ субъекта Российской Федерации в области профилактики терроризма, минимизации и ликвидации последствий его проявлений;

2) по результатам мониторинга общественно-политических, социально-экономических и иных процессов, происходящих в субъекте Российской Федерации, принимает меры по устранению предпосылок для возникновения конфликтов, способствующих совершению террористических актов и формированию социальной базы терроризма;

3) организует в субъекте Российской Федерации принятие мер по выявлению и устранению факторов, способствующих возникновению и распространению идеологии терроризма;

4) участвует в социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористического акта, совершенного на территории субъекта Российской Федерации, и лиц, участвующих в борьбе с терроризмом, и в возмещении вреда, причиненного физическим и юридическим лицам в результате террористического акта;

5) организует обучение граждан, проживающих на территории субъекта Российской Федерации, методам предупреждения угрозы террористического акта, минимизации и ликвидации последствий его проявлений;

6) организует участие органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления в проведении учений в целях усиления взаимодействия указанных органов при осуществлении мер по противодействию терроризму;

7) организует выполнение юридическими и физическими лицами требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), находящихся в собственности субъекта Российской Федерации или в ведении органов государственной власти субъекта Российской Федерации;

8) организует поддержание в состоянии постоянной готовности к эффективному использованию сил и средств органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, предназначенных для минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма;

9) организует работу по оказанию медицинской и иной помощи лицам, пострадавшим в результате террористического акта, совершенного на территории субъекта Российской Федерации, и лицам, участвующим в его пресечении, проведение аварийно-спасательных работ, восстановление нормального функционирования и экологической безопасности поврежденных или разрушенных объектов в случае совершения террористического акта на территории субъекта Российской Федерации;

10) осуществляет межрегиональное сотрудничество в целях изучения вопросов профилактики терроризма, минимизации и ликвидации последствий его проявлений.

 Кроме того, к полномочиям высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации отнесено:

- организационное и материально-техническое обеспечение деятельности антитеррористических комиссий в субъектах Российской Федерации (подпункт «б» пункта 12 Указа Президента Российской Федерации от 15.02.2006 № 116 «О мерах по противодействию терроризму»);

- образование постоянно действующих координационных совещаний по обеспечению правопорядка в субъектах Российской Федерации  и утверждению их состава (пунктом 1 Указа Президента Российской Федерации от 11.12.2010 № 1535 «О дополнительных мерах по обеспечению правопорядка»).

Таким образом, субъектам Российской Федерации предоставлен узкий перечень нормотворческих полномочий в сфере профилактики экстремизма.

 

4. Анализ действующего законодательства Тульской области в сфере профилактики экстремизма.

В целях реализации полномочий, предоставленных федеральным законодательством, органы государственной власти Тульской области принимают нормативные правовые акты, регулирующие вопросы в сфере профилактики экстремизма.

По состоянию на 13 ноября 2018 года в федеральном регистре нормативных правовых актов Тульской области действующими являются 196 актов, регулирующих вопросы в сфере профилактики экстремизма и терроризма. Из них: 17 основных актов (3 Закона области и 14 постановлений правительства области), и 179 - вносящих изменения и дополнения.

За отчетный период в рассматриваемой сфере правоотношений органами государственной власти Тульской области был принят 21 акт о внесении изменений и дополнений (6 Законов области и 15 постановлений правительства области).

Уставом (Основным Законом) Тульской области закреплено полномочие правительства Тульской области по осуществлению в пределах своих полномочий мер по противодействию терроризму и экстремизму, борьбе с преступностью (ст. 48). Аналогичное полномочие правительства области предусмотрено ст. 8 Закона Тульской области от 01.09.2011 № 1637-ЗТО «О системе органов исполнительной власти Тульской области».

На территории Тульской области принят и действует Закон области от 30.11.2011 № 1666-ЗТО «О грантах Тульской области социально ориентированным некоммерческим организациям», согласно  которому социально ориентированным некоммерческим организациям предоставляются гранты, в том числе, на укрепление межнациональных, межэтнических и межконфессиональных отношений, профилактику экстремизма. Гранты предоставляются безвозмездно за счет бюджетных ассигнований в форме субсидий из бюджета Тульской области.

Постановлением правительства Тульской области от 26.01.2018 № 35 утверждена государственная программа области «Повышение общественной безопасности населения в Тульской области», в которую входит подпрограмма «Профилактика правонарушений и терроризма». Одной из задач государственной программы Тульской области «Повышение общественной безопасности населения в Тульской области» является формирование эффективной системы профилактики правонарушений и терроризма в Тульской области.

Кроме того, в Тульской области принят ряд нормативных правовых актов, предусматривающих участие различных органов государственной власти области в пределах своей компетенции в работе по противодействию терроризму и экстремизму; по профилактике противодействия идеологии терроризма в молодежной среде; а также в организации  работы по оказанию медицинской помощи лицам, пострадавшим в результате террористического акта; проведению аварийно-спасательных работ, восстановлению нормального функционирования поврежденных или разрушенных объектов в случае совершения террористического акта на территории Тульской области (приложение № 2).

Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Тульской области была проведена правовая и антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов, регулирующих указанные правоотношения, по результатам которой противоречий федеральному законодательству выявлено не было.

В целях осуществления комплексных мероприятий по гармонизации межнациональных (межэтнических) отношений, совместного противодействия росту межнациональной напряженности, экстремизму, разжиганию этнической и религиозной ненависти либо вражды в Тульской области, в соответствии с планом мероприятий по реализации в 2016 - 2018 годах Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденным распоряжением Правительства Российской Федерации от 23 декабря 2015 года № 2648-р, распоряжением правительства Тульской области от 28.04.2016 № 311-р утвержден План мероприятий по реализации в 2016 - 2018 годах Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года в Тульской области.

Кроме того, распоряжением Губернатора Тульской области от 13.10.2017 №643-рг приняты дополнительные меры по реализации стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года на территории Тульской области.

В качестве инструмента реализации Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года в Тульской области принята «Региональная стратегия государственной национальной политики в Тульской области на период до 2025 года», утвержденная указом Губернатора области от 08.06.2015 № 164.

В целях реализации Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года, утвержденной Президентом Российской Федерации 28.11.2014 года № Пр-2753, распоряжением правительства Тульской области от 29.12.2017 № 833-р утвержден региональный план по реализации в 2018 - 2020 годах в Тульской области Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года.

Распоряжением Губернатора Тульской области от 11.07.2013 № 285-рг «О дополнительных мерах по обеспечению эффективного взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления, правоохранительных структур по противодействию экстремистским проявлениям и незаконной миграции» создана рабочая группа по вопросу урегулирования межнациональных отношений на территории Тульской области и принятия мер немедленного реагирования в случае возникновения негативных моментов в данной сфере. В состав рабочей группы входят представители прокуратуры Тульской области, Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Тульской области, Управления федеральной миграционной службы России по Тульской области, Управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Тульской области, органов исполнительной власти Тульской области и местного самоуправления Тульской области. В компетенцию данной рабочей группы входит проведение мониторинга ситуации по исполнению требований законодательства в сфере противодействия экстремисткой деятельности на территории Тульской области, а также анализ проведения мероприятий в регионе по выявлению каналов незаконной миграции.

Распоряжением Губернатора Тульской области от 26.03.2015 № 172-рг «Об организации взаимодействия органов исполнительной власти Тульской области и органов местного самоуправления Тульской области с правоохранительными органами Тульской области, Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Тульской области и Управлением Федеральной налоговой службы Российской Федерации по Тульской области при осуществлении контроля за деятельностью некоммерческих организаций деструктивного толка» органам исполнительной власти Тульской области, осуществляющим профилактику и противодействие экстремистской деятельности, поручено активизировать осуществление межведомственного обмена информацией о выявленных угрозах безопасности по вопросам противодействия экстремистской деятельности некоммерческих организаций, в том числе не имеющих государственной регистрации. Пунктом 8 указанного распоряжения Губернатора области Совету Общественной палаты Тульской области совместно с министерством внутренней политики и развития местного самоуправления в Тульской области, министерством культуры и туризма Тульской области, министерством образования Тульской области, комитетом Тульской области по спорту и молодежной политике при участии представителей правоохранительных органов, общественных объединений рекомендовано организовать на площадке Общественной палаты Тульской области проведение постоянно действующего форума по рассмотрению наиболее актуальных вопросов по реализации Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года в Тульской области, укреплению гражданского единства, достижения межнационального (межэтнического) и межконфессионального согласия, формирования в обществе обстановки нетерпимости к экстремистской деятельности, пропаганде и распространению экстремистских идей, в том числе националистического и религиозного толка.

 Кроме того, распоряжением Губернатора Тульской области от 22.02.2018 № 87-рг «О плане работы постоянно действующего координационного совещания по обеспечению правопорядка в 2018 году и плане мероприятий по укреплению правопорядка в Тульской области на 2018 год» предусмотрено проведение мониторинга ситуации в сфере правопорядка, противодействия экстремизму и терроризму, в рамках которого проводится межведомственный обмен информацией о выявленных и потенциальных угрозах безопасности террористического и экстремистского характера в целях выработки и принятия своевременных решений по недопущению дестабилизации обстановки на территории Тульской области; проведение встреч с представителями национальных общественных объединений и этнических диаспор, проживающими на территории Тульской области, в целях выявления «очагов напряженности», а также последующей разработки и реализации мер по недопущению в регионе проявления экстремизма и призывов к террористической деятельности; осуществление мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений экстремистской направленности, террористического характера, преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также преступлений, совершенных с их использованием; проведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий по выявлению и отработке связей приверженцев нетрадиционных форм ислама, а также лиц, осуществляющих вербовку в международные террористические организации; направление информации в органы прокуратуры для вынесения предостережений участникам радикальных организаций, объединений и организаторам публичных мероприятий о недопустимости нарушений действующего законодательства; проведение мероприятий по проверке состояния антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей; проведение в образовательных организациях лекций и бесед по профилактике экстремизма и терроризма; размещение на ресурсах средств массовой информации Тульской области материалов, направленных на профилактику экстремизма и терроризма, гармонизацию межнациональных и межконфессиональных отношений, духовно-нравственное и патриотическое воспитание граждан.

В соответствии с Указом  Президента Российской Федерации от 11 декабря 2010 года № 1535 «О дополнительных мерах по обеспечению правопорядка», в целях укрепления правопорядка в Тульской области и устранения причин его дестабилизации, а также в соответствии с решением постоянно действующего координационного совещания по обеспечению правопорядка в Тульской области от 24 июня 2015 года, распоряжением Губернатора области от 06.08.2015 № 478-рг «О состоянии работы по противодействию религиозному экстремизму» постоянно действующей рабочей группе по рассмотрению вопросов религиозного значения в Тульской области поручено продолжить проведение совместно с органами государственной власти Тульской области, правоохранительными органами Тульской области, общественными и религиозными организациями Тульской области профилактических мероприятий, направленных на недопущение распространения радикальных форм ислама на территории Тульской области.

Кроме того, указом Губернатора Тульской области от 17.08.2015 № 243 на территории области образован Совет при Губернаторе Тульской области по межнациональным отношениям, в состав которого включен начальник Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Тульской области Черепанов А.В.

Таким образом, анализ нормативных правовых актов Тульской области в сфере профилактики экстремизма позволяет сделать вывод о том, что в Тульской области органами государственной власти области реализуются предоставленные действующим федеральным законодательством полномочия в сфере профилактики экстремизма.

15 ноября 2018 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).